Сны о России

9 июля 2012

Дело было в декабре 1782 года, когда из бухты Сироко вышло судно, направлявшееся с грузом в Эдо (ныне Токио). Ветер был попутным, путешествие казалось несложным. Но неожиданно поднялся шторм, руль оторвался, судно сбилось с курса, и японцы несколько месяцев скитались по бескрайним морям, отчаявшись увидеть землю.
Их носило по волнам семь месяцев, прежде чем прибило к острову Амчитка Алеутского архипелага, который в то время принадлежал России. Следует помнить, что в то время Япония изолировала себя от внешнего мира: японцы не покидали пределов родной страны, иностранцам было запрещено приезжать в Японию. Разумеется, потерпевшие кораблекрушение моряки ничего не знали о той земле, на которую попали, и первые их дни и попытки найти общий язык с местным населением были полны отчаяния.

Японцы прожили на Амчитке четыре года, за время которых умерло семь членов команды. Остальные девять отправились в долгое путешествие через Камчатку в Иркутск. До Иркутска, где уже жила группа японцев, в разное время попавших в Россию, добрались шесть человек. Двое из них крестились (теперь Сёдзо и Синдзо стали Федором Степановичем Ситниковым и Николаем Петровичем Колотыгиным) и остались жить в России. Капитан судна Дайкокуя Кодаю и трое его помощников настойчиво просили отправить их на родину. Так прошли очередные два года, еще один японец умер, остальные стали преподавать японский язык в местных школах за небольшое жалование. Неизвестно, как дальше сложилась бы их жизнь, если бы не один человек.

В Иркутске в это время жил и работал естествоиспытатель и путешественник Кирилл Лаксман, который заинтересовался судьбой японцев и подружился с ними. Много времени Лаксман и Кодаю проводили вместе, и многое успел рассказать Кодаю о Японии, закрытой в то время для всех иностранцев.

В январе 1791 года Лаксман и японские моряки совершают долгое, тяжелое и важное путешествие — из Иркутска в Петербург, на аудиенцию к Екатерине II. 28 июня 1791 года императрица принимает у себя японцев, выслушивает их историю и удивляется тому, какие испытания выпали на их долю. Кодаю, немного понимавший к тому времени по-русски, расслышал слова «Бэдонясика» («бедняжка») и «Ой, как дзярка». После этого японцев одарили подарками и начали снаряжать экспедицию, чтобы моряков отправить на родину, а заодно установить дипломатические отношения с Японией.

В октябре 1792 года корабль «Екатерина» приблизился к берегам Хоккайдо, и трое японцев не смогли сдержать слез при виде родины, на которой они не были более десяти лет. Состоялась встреча русских моряков с чиновниками города Хакодатэ, куда причалило судно. В благодарность за спасение соотечественников японцы вручили русским три меча и сто мешков риса, но заключать торговый договор не спешили.

Российская делегация покинула Японию, а Кодаю отправился на встречу с сёгуном, где долго и подробно рассказывал о том, что он увидел и узнал за долгие 10 лет жизни в России. Спустя некоторое время японцам позволили вернуться в родные места. Они больше не покидали берегов Японии, но до конца жизни им снилась большая и удивительная страна, после которой они так и не смогли почувствовать себя на родине как дома.

Эта история легла в основу сюжета для книги Ясуси Иноуэ «Сны о России», а также одноименного японо-российского приключенческого фильма, который вышел в 1992 году. В фильме приняли участие Марина Влади, Олег Янковский, Евгений Евстигнеев, а также известный японский актер Кэн Огата, в роли Кодаю. Тогда в продвижении фильма «Сны о России» активно участвовала компания «Сэзон Групп» (ныне — «Японский Дом»), и мы не без радости и гордости вспоминаем сегодня об этом.

Ваш комментарий