Письменность японского языка

Один из самых больших камней преткновения, с которым сталкиваются начинающие изучать японский язык, — это его письменность. Именно визуальная сложность японского языка не в последнюю очередь создает иллюзию его общей сложности, поэтому для того, чтобы бесстрашно подступаться к японскому, следует уяснить те правила, по которым в нем записываются слова.

Кандзи

Так как в основе японского языка лежат иероглифы, в первую очередь нам важно уяснить, что это за знаки и каким образом они появились. Существует несколько основных версий, и все они заслуживают внимания.

Дело было в древнем Китае, около III тысячелетия до нашей эры, в то время, когда там не было общей системы письменности и люди только искали способ передавать знания в письменном виде. Этот интуитивный поиск проходил несколько стадий, и одной из последних стало веревочное письмо. Согласно этой системе, к большой толстой веревке привязывали разноцветные узелки, и по этим веревочкам-сообщениям передавали и запоминали информацию. Если на каком-то этапе такой незамысловатой системы знаков вполне хватало, вместе с развитием цивилизации появляется потребность в передаче большего объема и большей сложности информации, и китайцы начали искать усовершенствованную систему письменности.

Если говорить современным языком, при мифическом императоре Хуан-ди (ок. 2600 г. до н. э. ) был объявлен тендер на самую лучшую систему письма. Почти одновременно появляются триграммы (ба-гуа), иероглифы (хань-цзы), и иероглифы побеждают.
Иероглифы представляют собой пиктограммы, изобретенные придворным историографом императора, человеком по имени Цан Цзе. Согласно позднейшим мифическим изображениям, у него было четыре глаза, в чем можно усмотреть некоторую тонкую иронию: если иероглифы придумал человек с четырьмя глазами, возможно, нам, двуглазым, не дано до конца их постичь и увидеть.

По другой легенде, иероглифы были увидены кем-то на панцире огромной белой черепахи, выползшей на берег озера. Узоры-пиктограммы на панцире и натолкнули людей на идею создания иероглифической письменности. Образ черепахи как символа мудрости очень популярен на Востоке, и это не в последнюю очередь связано с тем, что именно черепаха носит на себе сокровенные знания.

Принцип иероглифов проще всего объяснять через арабские цифры. Например, число 3 люди разных культур могут читать и произносить по-разному, но при взгляде на сам знак все одинаково представляют себе одно и то же количество. Подобное, просто более усложненное, восприятие характерно для чтения иероглифического письма: сам по себе знак заменяет слово.

Иероглифика, конечно, произвела в Китае фурор и вскоре вышла за пределы страны, начиная победоносное шествие по странам Дальнего Востока. В V веке иероглифы попадают в Японию, будучи представлены посланниками из царства Пэкче (совр. Корея) тогдашнему императору.

Иероглифы по-японски называются кандзи (??). Второй иероглиф означает «буква, знак», первым записывается китайская династия Хань. «Буквы династии Хань», попав в Японию, распространяются с невероятной быстротой.

Была, конечно, одна сложность, и она чисто техническая. Китайский и японский языки слишком разные по своему строю, синтаксису, словарному составу и произношению для того, чтобы безболезненно пересадить иероглифику на другую почву. Иными словами, японцам для того, чтобы научиться писать на своем языке, вначале требовалось выучить китайский. Тем не менее японцы со свойственной им во все времена живостью восприятия достаточно быстро осваивают китайскую науку и китайскую систему письменности. Первые тексты на японском языке, записанные китайскими иероглифами, начинают появляться уже в VI веке.

Кана

На этом, конечно, история не заканчивается. Как и многие другие заимствования из Китая, которые японцы меняют на свой манер, кандзи также начинают видоизменяться, приспосабливаясь под нужды японского языка. Благодаря видоизмененному написанию отдельных иероглифов появляются две японские азбуки — хирагана и катакана. Наличие двух азбук вместо одной объясняется по-японски красиво: одна была мужской, другая — женской. Они существуют и сейчас, и на них следует остановиться подробнее.

Хирагана (более изящная в написании) вначале была женской азбукой. Придворные дамы в эпоху Хэйан писали ей стихи и повести о любви, что объясняет плавность линий: это было какое-то невероятное в мировой истории время, когда почерк говорил о произведении столько же, сколько содержание.

В это время монахи в монастырях переписывали китайские сутры, используя более упрощенный вариант азбуки — тот, который назвали катакана. Практическая необходимость в простоте сделала линии катаканы резкими и угловатыми: рука не должна была делать лишних движений.

Женская азбука хирагана используется для записи исконно японских слов (например, ike (??) — пруд), мужская катакана — для заимствованных (мороженое — ???????).
Все зарубежное и европейское попадает в сферу катаканы. Ей также пишутся имена и фамилии иностранцев, названия стран и городов, музыкальных групп и иногда фильмов.
Таким образом, японцы используют в письме три письменные системы: две азбуки (называемые кана) и иероглифы — кандзи. Вначале это кажется излишне сложным (это и является излишне сложным, по большому счету), но к этому тоже привыкаешь, воспринимая как неизбежную данность японского языка.